Скупились звезды в невидимом бредне,
Жутко и страшно проснувшейся бредне.


Пьяно кружуся я в роще помятой,

Хочется звезды рукою помяти.


Блестятся гусли веселого лада,
В озере пенистом моется лада.


Груди упруги, как сочные дули,
Ластится к вихрям, чтоб в кости ей дули.


Тает, как радуга, зорька вечерня,
С тихою радостью в сердце вечерня.

‹1916›